НЕОЖИДАННО. Родственники жертв кадыровского террора отказались подтверждать их «виновность»

НЕОЖИДАННО. Родственники жертв кадыровского террора отказались подтверждать их «виновность»

В Чечне случилось неожиданное. Родственники двух жертв кадыровского террора отказались публично подтверждать виновность двух молодых парней в т.н. «терроризме».

Кроме того, за молодых парней открыто вступилось, как их родственники, так и практически все жители поселка, в котором они проживают.

Чтобы понять, что происходит, нужно напомнить, что до сих пор практика «общественного порицания» под давлением террора муртадов, действовала в Чечне безотказно. Если кадыровские менты кого-то похитили, убили или довели до «суда», то родственников обязывали поддержать «обвинения» против своих родных, чтобы избежать новых акций террора, похищений и убийств со стороны муртадов.

На этот раз родственники открыто поддержали двух парней, задержанных вскоре после атаки группы молодых людей на кадыровцев в декабре 2016 года в Джохаре.

После декабрьских событий местные жители сообщали о массовых похищениях родственников членов группы, атаковавшей муртадов. Часть из них в ночь на 26 января 2017 года были казнены.

Сегодня в Масхадовском (бывшем Старопромысловском) районе чеченской столицы проходит судилище по «террористической» статье над Магомедом Тарамовым (1996 г.р.) и Джамалайлом Тазбиевым (1998 г.р.), которые каким-то чудом выжили в ходе карательных рейдов кадыровцев.

Необычность ситуации не в том, что парни на «суде» отвергают все обвинения в свой адрес, а в том, что их открыто поддержали не только родственники, но и жители поселка «Красная Турбина», которые массово пришли на судилище.

Дело дошло до того, что кадыровцы заявили о необходимости «ограничить доступ к заседанию суда». Демонстрация массового неподчинения ставшей уже дежурной процедуре «общественного порицания» стало полной неожиданностью.

Магомед Тарамов и Джамалай Тазбиев отрицают, что намеревались ехать в Сирию и заявляют, что не являются приверженцами ИГ, как на этом настаивают кадыровцы.

«Следствие» объявило, что молодые люди «откладывали деньги на поездку в Сирию, которые им давали родители на карманные расходы» («преступное намерение»). Но поездку все же отложили.

Кроме того, их «преступление» заключается также в том, что они «просматривали новости и политическую обстановку в Сирии, анализировали деятельность участников НВФ на ее территории».

«Оба они признали свою вину... Родственники в нарушение традиции молчания, ставшей за последние годы фундаментом для беспредела в Чечне, отказались признавать их виноватыми. Уперлись всем селом. Наняли своих адвокатов вместо назначенных. Адвокаты Владимир Рудковский и Хава Ахмадова... выяснили главное: Магомед и Джамалай после задержания были подвергнуты пыткам, вследствие чего и признали свою вину», - сообщила «Новая газета», которая подробно рассказала о происходящем.

В «суде» Магомед Тарамов заявил, что подвергся жестоким пыткам. По словам молодого человека, от него потребовали «взять на себя вину» и заявил, что имя Тарамова якобы было названо его друзьями. «Стали бить меня. Положили на койку, прижали руки и ноги и били железной дубинкой … Потом принесли машинку с током и надели… [пакет] на голову. Били током. Мне стало плохо. Потом я очнулся. 5–6 дней все это продолжалось», - рассказал Магомед Тарамов.

Когда говорил Джамалай Тазбиев, из зала суда вывели его старшую сестру, у которой случилась истерика.

Напомним, в Чечне русские кафиры руками Кадырова используют практику коллективного наказания и преследования родственников муджахидов или заподозренных в нелояльности жителей. Их депортируют из Чечни, а дома сжигают.

Также муртады заставляют родных и близких под угрозой расправы публично каяться, осуждать и признавать вину жертв русского-кадыровского террора.

Отдел мониторинга
Кавказ-Центр